23.09.2015

«Стеклянная котельная — это манифест промышленной эстетики и архитектурной открытости»

Ольга Рябухина

Серию публикаций, посвященную котельной на Крестовском острове, продолжает небольшое интервью с Сергеем Орешкиным — одним из авторов проекта, руководителем архитектурного бюро «А. Лен». Он рассказал, почему котельную построили из стекла и что общего у объектов промышленной архитектуры и музеев современного искусства.

«Стеклянная котельная — это манифест промышленной эстетики и архитектурной открытости»

— Какие задачи поставил перед вами заказчик? Почему вы выбрали именно такое воплощение?

— Мы не рисуем типовые вещи, и когда появился заказчик со столь нестандартным видением проекта, у нас возник взаимный интерес. Идея «Газпром теплоэнерго» заключалась в том, что оборудование современной котельной имеет свою сильную промышленную эстетику. Сочетание огромного количества трубопроводов, массивных котлов уже само по себе визуально выразительно. Действительно, отдельный блок оборудования можно буквально экспонировать как инсталляцию на выставке современного искусства. Кураж заказчика очень вдохновил нас, и мы поддержали его задумку.

Первоначально котельную хотели видеть форме футбольного мяча, потому что она строилась специально для стадиона «Зенит Арена», спроектированного японским архитектором Кисё Курокавой. Заказчиков удалось отговорить от этой идеи: образ мяча, пронзенного трубами, скорее символизирует неудачи футбольной команды, чем ее успехи. В итоге мы построили котельную в форме эллипсоида со срезанной кровлей, состоящего из шестигранников, напоминающих сшитую кожаную шкурку мяча. Округлая форма намекает на футбольную тематику, траекторию полета мяча. Во время сдачи объекта КГиОПу члены комиссии даже предлагали взять постройку под охрану как памятник архитектуры промышленного назначения. Мы только за. Прошло уже довольно много времени — 8 лет, и пока выбранная архитектурная форма не потеряла актуальности. Может быть, через 30 лет это будет объект для учебников.

— Использовать стекло было вашей идеей? Почему вы выбрали этот материал?

— Да, мы предложили остекление, потому что хотели сделать видимой техническую начинку здания. Из-за высоких требований к технике безопасности каждый элемент оборудования котельной доведен до совершенства, как произведение искусства. Стеклянная котельная — это манифест промышленной эстетики и архитектурной открытости. Прозрачность стен стала символом открытого и безопасного производства энергии, лояльности промышленной архитектуры по отношению к людям.

— В чем специфика работы с промышленной архитектурой?

— Сегодня в России промышленную архитектуру практически не делает никто. Это благодарная и технологичная область, но как-то так сложилось, что звездные архитекторы за нее не берутся. Хотя, к примеру, в период авангарда в России ею занимались самые яркие зодчие, создавшие уникальные промышленные объекты. Какие ТЭЦ были построены, какие уникальные шлюзовые сооружения возведены на Волгодонском канале, сколько было создано водонапорных башен и элеваторов, которым была присуща суровая эстетика обнаженных промышленных форм. В мировой архитектуре был период технопроектирования: когда несущая конструкция выносилась на фасад. Этим переболело целое поколение архитекторов. С этого начинал Фостер, Роджерс, тот же Калатрава из этого вышел. Центр Помпиду, построенный Ренцо Пиано и Джорджем Роджерсом, стал первым манифестом такой архитектуры: в нем все коммуникации, лестницы, связи, ванты были вынесены наружу — этакое здание наоборот.

Почему со временем архитекторов перестали привлекать индустриальные проекты, мне сложно сказать. Наше бюро сейчас как раз работает над проектами нескольких заводов. Мы стремимся вернуть эту эстетику, объясняем заказчикам, мол, ребята, чем качественнее архитектурная среда, тем лучше вам будет работать. Вроде бы пока мы находим общий язык.

Авторизация