25.09.2015

Котельная тосканского ордера

Ольга Рябухина

Объекты малой теплоэнергетики, а проще говоря — котельные, незаменимы в центре мегаполиса. Среди плотной исторической застройки возвести большую ТЭЦ невозможно, а вот обустроить много маленьких заводиков по производству тепла и горячей воды — запросто. Live-energo.ru начинает обзор современных котельных, действующих в центре Петербурга, в котором рассказывает, как они устроены, нужны ли им кочегары и что будет, если отключат газ.

Котельная тосканского ордера

Газовая котельная на Невском проспекте, 22-24, литер К, открылась после реконструкции в 2012 году и занимает историческую постройку, которой почти 200 лет. Если бы не длинная серая труба, торчащая из крыши, трудно представить, что в этом желтом одноэтажном флигеле с колоннами и огромными окнами находится котельная. Вместе с жилыми зданиями по Невскому проспекту, Большой и Малой Конюшенным улицами эта постройка относится к архитектурному комплексу Домов Немецкой евангелической лютеранской церкви Святого Петра и охраняется государством.

Лютеранская церковь была возведена на этом месте еще при Петре I, но знакомый нам вид обрела при Николае I: в начале 1830-х ее заново отстроили по проекту архитектора Александра Брюллова. Тогда же перестроили относящиеся к кирхе дома на Невском проспекте, 22 и 24, и возвели дворовые флигели. В отличие от церкви, сооруженной в стиле английской неоготики, постройки вокруг нее выполнены в духе строгого классицизма — с пилястрами и колоннами тосканского ордера, которые сохранились и после реконструкции.

Поначалу относившиеся к церкви, флигели сменили свою функцию с приходом советской власти. С 1930-х в здании Петрикирхе хранили театральные декорации и овощи, держали студию кинохроники, а в 1962 открыли плавательный бассейн Балтийского морского пароходства. В его ведение, вероятно, тогда передали и дворовые постройки.

test
Некоторое время в Петрикирхе был бассейн.  

Газовые котельные открыли в двух флигелях около 30 лет назад. После реконструкции, проведенной «Газпром теплоэнерго» в 2012 году, котельная разместилась в левом флигеле, а правый был передан городской администрации и пока пустует. Реконструкция коснулась не только архитектуры, но и технической начинки. Старое оборудование полностью заменили новым: от высокотехнологичных немецких паровых котлов и финских горелок до труб, по которым горячая вода доходит до батареи и крана. Суммарная мощность котельной составляет 9,7 мегаватт, из них активно используется 7,5 мегаватт. Этого хватает, чтобы обеспечивать теплом и горячей водой 13 окрестных построек, в том числе восемь жилых домов.

Тепло и никакой романтики

Современная котельная значительно отличается от наших романтических о ней представлений. Отныне это не приют для творческой интеллигенции, и рок-музыканты с художниками здесь не работают сутки через трое, как об этом пел Виктор Цой, самый известный кочегар Ленинграда. Нужда в истопниках отпала в конце советской эпохи, когда угольное топливо начали выводить из обращения как вредное и заменили экологически чистым природным газом. Сегодня система полностью автоматизирована, управляется контроллерами и фактически не нуждается в персонале. На вопрос о том, сколько людей работает в котельной, начальник участка ответил, что ни одного. Но нога человека сюда все-таки ступает:

Виталий Некравцев, заместитель начальника Центрального района теплоснабжения  

«Каждый день появляется мастер, — говорит Виталий Некравцев, заместитель начальника Центрального района теплоснабжения — Он должен осмотреть котлы, сверить показания, сделать записи в журналах. Плюс есть специалисты, которые с определенной периодичностью появляются в котельной и проверяют оборудование. Наконец, работники техобслуживания ежемесячно проверяют датчики, горелки. Без присмотра котельная не остается».

В остальном это необитаемое место, которое то и дело оглашается ревом горелок, и то ненадолго: вне отопительного сезона котел включается один раз в сутки на 20 минут, нагревается до нужной температуры и следующие 23 часа 40 минут стабильно держит тепло.

Как работает паровой котел

В основном зале котельной стоят три котла — массивные цилиндры, внутри которых протянуты лабиринты из трубок, по которым циркулирует вода. Работает, как правило, только третий котел. Остальные подключаются, если с третьим что-то не так или если требуется дополнительная мощность.

Виталий Некравцев показывает журналистам как выглядит паровой котел.  

К котлу крепится горелка — так, что пламенная голова, на которой разжигается огонь, помещена внутри него. Из общего газового коллектора, который находится где-то под Большой Конюшенной, газ поступает на горелку (его количество учитывается с помощью специальных счетчиков), а затем — в котел. При максимальной нагрузке горелка потребляет 152 кубометров газа. Звук работающей горелки напоминает сирену, и чтобы гул не беспокоил местных жителей, ее накрывают звукоизоляционным коробом.

Специальный шумозащитный кожух, который одевается на горелку.  

Сначала горелка продувается несколько минут, а затем поджигает газ. Он циркулирует внутри котла и нагревает трубки, по которым под давлением бежит вода. Отработанный газ не сразу улетает в выхлопную трубу — он проходит несколько циклов. В этом заключаются экологичность и эффективность котла: его КПД может достигать 96%. Максимальная температура, до которой в нем может нагреться вода, — 115 градусов.

Путь воды

Из котла вода отправляется в теплообменник, где расходится по двум контурам — для горячего водоснабжения и для отопления. Теплообменник напоминает большой радиатор или гитарный усилитель. Контур отопления регулируется автоматически по температурному графику и данным датчика температуры воздуха — небольшой коробочки, прикрепленной к внешней стене. Это значит, что с приходом заморозков, когда похолодает до -7 градусов, контур отопления включится сам и с помощью насоса начнет поставлять воду в батареи в домах. Когда же грянет мороз -26, температура воды для отопления самостоятельно отрегулируется до +95 градусов.

Горячая вода поставляется бесперебойно, останавливаясь только на два - три часа в году на профилактику, так как при проведении регламентных работ на основном оборудовании работает резервное.

Ее температура постоянно держится на отметке +65 градусов, регулируется автоматически и очень быстро, несмотря на то, что расход ее постоянно меняется: краны одновременно открывают и закрывают в десятках квартир.

Теплообменники — те самые коробки, похожие на гитарные усилители, — это важные посредники между котлом и потребителем. Если у жителя, к примеру, произойдет утечка, на работу котла это никак не повлияет. В этом случае воду перекрывают вручную — для этого есть специальные регуляторы на трубах — длинные рычаги, с которыми может управиться не только рабочий, но и простой смертный. Чтобы не лишать воды всех абонентов, а только тех, у кого случилась утечка, к трубам прикреплены таблички с адресами.

   

Другая важная функция теплообменников — экономия. На контуре отопления вода нагревается до 115 градусов, но потребителю нужно всего 50—60 градусов, поэтому часть воды возвращается обратно в котел и проходит еще один цикл. Из теплообменника горячая вода оправляется по сетям в стояки.

Стоит иметь в виду, что вода, поступающая в батареи, насыщается реагентами, чтобы трубы не покрывались налетом и не ржавели, поэтому не годится для питья, а вот горячую воду здесь очищают, поэтому ее даже можно пить без кипячения.

Подсчеты расхода ресурсов и выработки тепла в котельной ведутся в специальной огромной комнате, стены которой увешаны счетчиками, силовыми щитами, коллекторами и контроллерами, на которые стекается вся информация. В эту комнату заходят крайне редко, поскольку все показания снимаются онлайн.

Самое страшное, что может случиться

На вопросы о том, какие ЧП могут произойти в котельной, ее сотрудники говорят, улыбаясь, что на любое действие у них найдется свое противодействие.

«У нас все оборудование имеет свой резерв, — рассказывает Виталий Некравцев. — Все насосы, сетевые, котловые, теплообменники — все, что вы видите, сделано так, чтобы в случае аварийной ситуации заработал запасной вариант».

Иными словами, если закончится газ, подадут дизельное топливо — комбинированные горелки способны работать и на нем. Если отключат холодную воду, подключат резервный ввод. Если отключат электричество (что случается часто), в дело автоматически идет дизельный генератор — он стоит в гордом одиночестве в отдельной комнате в полной темноте.

При форс-мажоре, разумеется, на помощь приходит аварийная бригада, которую по автоматическому сигналу посылает диспетчер, контролирующий 103 объекта в Центральном и Адмиралтейском районах.

   

И все же самая опасная вещь в котельной — это газ. Его утечка, конечно, маловероятна, но теоретически возможна. На этот случай на стенах установлены датчики угарного газа и метана. Их расположение определяют физические свойства веществ: метан легче воздуха и скапливается наверху, поэтому датчик метана расположен высоко. Угарный газ тяжелый, поэтому для него датчик крепится на высоте около метра. Кроме того, здесь работает газоанализатор, на котором горят, как правило, зеленые лампочки, но если произойдет сбой, загорятся желтые или красные, данные поступят на контроллер и на расцепитель, сработает отсечной газовый клапан — и газ перестанет поступать.

Производство тепла — дело машины

В техногенном интерьере котельной, среди лабиринтов труб, гроздьев счетчиков и туш гигантских котлов человеку не оказывается места. С одной стороны, механизация производства тепла делает жизнь человека проще и здоровей: ему не нужно горбатиться у печи с лопатой и возиться с углем. С другой стороны, в прошлое уходит романтика ручного труда. Для Виктора Цоя и многих художников и музыкантов работа кочегаром в советское время была не только способом заработка, но и своего рода политической позицией и возможностью не ходить «каждый день к девяти на работу», то есть быть нонконформистом и свободным художником. В сущности, автоматизация котельных, начатая в Петербурге в 2000-х компанией «Газпром теплоэнерго», — это еще один шаг к постиндустриальному обществу, в котором главной ценностью является информация, человек занят нематериальным производством смыслов, а машина — производством тепла.

Авторизация