11-08-2014

Юрий Шульгин: задача мудрого политика – слышать две стороны

Алексей Кириченко

Владимир Путин поручил правительству рассмотреть вопрос смены гарантирующего поставщика в Архангельской области, который принадлежит «Межрегионсоюзэнерго», по просьбе губернатора Игоря Орлова. Вместе с тем вы ведете судебные тяжбы с «МРСК Северо-Запада» в нескольких регионах. Из-за чего возникла такая ситуация?

 

– Начнем с того, что президент поручил, в первую очередь, именно разобраться с ситуацией, сложившейся в Архангельской области. И это поручение связано с колоссальной задолженностью потребителей за электроэнергию. Мы считаем, что эти долги была накоплены при бездействии муниципальных образований и, мягко говоря, халатности или некомпетентности отдельных чиновников, ответственных за их решение, в Правительстве Архангельской области.

У нас нет конфликта с губернатором. Задача любого мудрого политика – слышать две стороны. Я надеюсь, что губернатор Орлов примет к сведению и нашу позицию в споре с сетевыми и любыми другими компаниями, поскольку мы как гарантирующий поставщик являемся выразителями воли государства в публичном договоре. Исполняя его, мы отстаиваем интересы, прежде всего потребителей. Ни в чем другом мы не заинтересованы, в отличие от генерации и сетей, поскольку наши доходы практически не влияют на энерготариф. Сбытовая надбавка в Архангельской области составляет всего 4%, а это меньше отклонений на оптовом рынке, когда идет покупка или продажа электроэнергии.

 

На какие ответные меры вы готовы пойти в конфликте с «МРСК Северо-Запада»?

 

– С августа мы будем выставлять счета потребителю с указанием реквизитов и суммы платежа в адрес сетевой компании. Это абсолютно исключит ее претензии к ГП. Больше не будет манипуляций с долгами потребителей, так как их деньги будут сразу поступать за услугу по передаче электроэнергии в адрес сетевой компании. Если она не получила деньги, то в праве их сама взыскивать, или обращаться к нам с отдельным поручением, или привлекать третьи структуры.

Подчеркну, речь не идёт о каких-то «ответных мерах» или «санкциях». Мы хотим сделать этот бизнес максимально прозрачным.

 

Почему проблема с неплательщиками особенно остро стоит в Архангельской и Вологодской областях, где вы работаете?

 

– К сожалению, дело не в нас. Подобные проблемы возникают везде, где власти не уделяют должного внимания своевременной оплате за электроэнергию. Ситуация обострилась, когда, помимо недобросовестных потребителей, нас обязали содержать долги организаций ЖКХ и бюджетных предприятий. С 1-го июля 2012 года они были отнесены к «неотключаемой» категории потребителей, так как несут социальную нагрузку. Мы тогда сразу же сказали, что если не будет финансовых гарантий со стороны местных властей – пойдут долги.

Посудите сами, штрафы, которые мы можем накладывать на любого неплательщика, равны всего 8,5%. Для сравнения в банке можно взять кредит под ставку от 15% и выше. То есть любой человек, знакомый с математикой, кредитуется всегда за счет нас. Сейчас уже рассматривается вариант повышения ставки сбыта – до 16,5% годовых. Но это не поменяет главного условия: нам по-прежнему придется занимать деньги на содержание неплательщиков, потому что из прибыли сбытов их не возьмешь. (Напомню, сбытовая надбавка в Архангельской области составляет всего 4% и это фиксированная величина)

Такая ситуация возникает во многих регионах. И считать нашу ситуацию особенной можно только по одной причине: в связи с конфликтом с «МРСК Северо-Запада», который я бы назвал попыткой рейдерского захвата «Архэнергосбыта».

 

Кому это выгодно?

 

– Я не знаю, кто заказчик, но исполнитель в конкретном случае сетевая компания. Поскольку в один момент были возбуждены уголовные дела по группе компаний «Межрегионсоюзэнерго», подписаны одним лицом Дмитрием Матросовым, который являлся заместителем директора по безопасности «МРСК Северо-Запада» и совершенно не представлял, как работает и существует энергетическая отрасль. Обвинения были в адрес «неустановленной группы лиц», которая якобы нанесла ущерб сетевой компании. Но когда в договоре стоит две печати и две подписи, как лицо может быть «неустановленным»?

Далее все это массированно освещается в СМИ, и, чувствительные к скандалам банковские организации, стремясь обезопаситься, отзывают свои кредиты у сбытовой компании. А ведь кредитуясь в банках, мы за свой счёт закрываем долги потребителей! В результате всех этих действий возникает огромный кассовый разрыв. Соответственно у «МРСК Северо-Запада» появляется возможность подать на нас иски на миллиарды рублей или завести дело о банкротстве.

 

В открытом письме к Владимиру Путину вы указывали, что архангельские власти ведут открытую компанию против вас, пытаясь обанкротить. А в чем их интерес?

 

– Я бы не стал делать обобщений на счет властей. В каждой общности присутствует отдельные люди, которые являются либо не совсем компетентными, либо не совсем добропорядочными или безответственными. Мотивация их проста: если ты кому-то должен много денег, то надо сделать, что угодно лишь бы их не возвращать.

Например, органы исполнительной власти, согласно Федеральному закону №35,  обязаны предоставлять финансовые гарантии по долгам «неотключаемых» потребителей за счет средств регионального бюджета. Но этого не происходит. Параллельно идут попытки заменить ГП в регионе. Как можно предположить, это будет хорошим основанием не платить по долгам.

 

При смене гарантирующего поставщика новый сбыт лишь частично погашает долг предыдущего. Как рокировка сказывается на потребителях?

 

– Во-первых, если долги своевременно не погашаются, то это наносит очень серьезный удар по надежности энергообеспечения. Ни одна компания, получив статус ГП, не способна наладить работу менее чем за полгода. 

Более того, если раньше конкурс на место ГП проводился среди сбытовых компаний, то сейчас этот статус могут получить и «сетевики», причем на целый год. Где они отметились хорошей работой? На Кавказе у МРСК 10 млрд рублей задолженности. Они навели там порядок? Нет. Так чего они достигли тем, что они взяли на себя чужие функции?

В каждой сбытовой компании до 3 тысяч акционеров. Когда ее выдавливают с рынка, то это означает, что лишены бизнеса и дохода множество семей. Насколько это целесообразно, если в стране есть вся законодательная база, как работать с ГП даже в случае банкротства? Поэтому главная задача определить виновника долгов и постараться их взыскать.

В 2012 году у нас было 25 тысяч исков к недобросовестным потребителям, в 2013 году –  15 тысяч, а в этом году – всего 10 тысяч. То есть количество таких абонентов сократилось более чем в два раза. 

- Насколько известно нашему изданию, вы пытаетесь отсудить у ТГК-2 более 2 млрд рублей за поставки теплоэнергии в Архангельской области. Когда вы начали заниматься котельными? Откуда у генерации такой большой долг за тепло?

 

-Эта история началась в 2009 году. Тогда Дмитрий Медведев, будучи президентом, проводил в Архангельске госсовет, на котором была презентация первого государственно-частного партнерства УК «Энергия Белого моря». Оно подразумевало под собой объединение активов ТГК-2, правительства АО, муниципальных образований и «Роскоммунэнерго» из нашего холдинга в качестве управляющей компании.  Цель проекта – переход практически до 50% энергетики в АО на возобновляемые и альтернативные источники электроэнергии. Это предполагало строительство ветропарков, перевод котельных на торф и когенерацию, а также замену практически всех сетей ЖКХ. До 2020 года объем инвестиций в проект был предусмотрен на уровне 60 млрд. рублей.

В 2010 году ТГК-2 вышла из «Энергии Белого моря», а главное - перестала обслуживать котельные в Архангельске, которые у нее находились в постоянной аренде. В связи с началом отопительного сезона правительство области провело экстренное совещание, на котором поручило «Энергии Белого моря» заняться подготовкой и эксплуатацией данных котельных. На них не было топлива, не были произведены ремонтные работы. Хотя все эти суммы были заложены в тарифы и получены ТГК-2. В результате, самой компании «Энергия Белого моря» пришлось «закрывать брешь» оставленную ТГК-2 и заплатить более 1,5 млрд. рублей чтобы не допустить срыва отопительного сезона. И не оставить город без тепла зимой.

Но на этом все не закончилось. ТГК-2 являлось единой теплоснабжающей организацией Архангельска и покупало тепло у этих котельных. С осени 2012 года компания перестала рассчитываться за поставленное тепло. Более того, это произошло при сомнительных обстоятельствах: ТГК-2, пообещав подписать договор с котельными, его не подписало, а правительство все равно установило тариф для компании. Это позволило ТГК-2 очень долго не платить деньги. Первый раз оно сделало это в апреле 2014 года, когда мы довели дело до суда.

Сейчас долг ТГК-2 может превысить 2 млрд. рублей, потому что идут проценты.

 

– Весной ТГК-2 предлагала вам списать долг за поставки электроэнергии на оптовом рынке в обмен на часть задолженности за тепло. Почему вы не согласились?

 

– Никогда они нам ничего не предлагали. Действительно, ТГК-2 производит электроэнергию, которую мы покупаем и продаем потребителю. Но при нынешнем законодательстве нельзя урегулировать задолженность на оптовом рынке без суда.

 

– Какой сейчас долг «Межрегионсоюзэнерго» на оптовом рынке?

 

– В Архангельской области задолженность была максимальной 800 млн. рублей из-за ТГК-2, потому что регламенты не позволяли рассчитаться с другими компаниями, которые поставляют нам электроэнергию. Сейчас мы подписали с ними отдельные договора, выделив долю ТГК-2. Таким образом, мы сжали задолженность на опте до 440 млн. рублей.

 

- На Нефтяном Конгрессе один из акционеров «Межрегионсоюзэнерго» Марина Сечина обсуждала проект аналогичный «Энергии Белого моря»: перевод архангельских котельных на альтернативные источники топлива. За чей счет пройдет переоборудование?

 

– В данном случае заказчиком является город, но у него нет в бюджете денег на это. Поэтому мы проведем модернизацию котельных за счет собственных средств, а механизмом их возврата в будущем станет тариф на тепло. Примерные инвестиции в проект – 1,5 млрд рублей.

 

- Госпожа Сечина начала покупать акции «Межрегионсоюзэнерго» из-за заинтересованности в строительстве энергоэффективного жилья. Учитывая, что она вышла из строительного бизнеса, какое у проекта будущее?

 

– Энергоэффективное жилье – это глобальное партнерство бизнеса и научного сообщества, которое создано фондом ООН. Оно не замыкается на строительстве, а служит площадкой для привлечения новых технологий в области использования энергоресурсов. Поэтому у проекта огромный потенциал.

С Мариной Владимировной я знаком не один год, и знаю ее, как очень успешного человека с четкой гражданской позицией. Вместе с тем она грамотный инвестор, поэтому ее проекты не только экономически обоснованы, но и соответствуют задачам и приоритетам всей страны.

 

Есть ли уже реализованные проекты по этой программе?

 

– Да, их масса. В Архангельске пока еще не строится жилье по данным технологиям, но там есть компании, которые этим заинтересованы. На сегодня покупателю важно комфортное жилье и как можно с меньшими издержками на коммунальную услугу. А они могут быть сокращены только за счет того, что будут применены новые технологии.

 

Легко ли частному предпринимателю в России зарабатывать на сбытовом бизнесе? 

 

– В сбалансированных экономиках не может быть другой доходности. Есть только какие-то запрещенные вещи к обороту, где можно получать сверхдоходы: оружие, наркотики и прочее.

Мы за «прозрачный бизнес», и поэтому осознанно участвуем в электро-сбытовой компании. Во-первых, это позволяет видеть всю энергетику. Как известно, она является основой жизни любого государства и развития любой экономики. Понимая это, мы можем делать эффективные инвестиции.

 

Какие на ваш взгляд проблемы существуют в энергетической отрасли?

 

– Нельзя осуществлять инвестиции за счет чужих денег, тем более тех которые заложены в тариф. Сам потребитель должен голосовать за них рублем. К примеру, вы обращаетесь к сетевикам или в водоканал и согласуете, что хотите подключить или построить. За счет этого компании увеличивают количество сетей, а окупаемость проекта гарантирует заказчик.

Сейчас сложно определить для кого МРСК или ФСК построили сети, потому что заказчик и исполнитель являются один лицом. В результате никто не считает, будет ли инвестпроект экономически эффективен или нет. Никто не знает, будет ли он востребован или нет. Вот из-за этого у нас происходит колоссальный рост тарифов. 

Авторизация