20-07-2013

Олег Ашихмин: цены на бензин не падают уже 15 лет

Екатерина Плотникова

— С 1 июля повысились акцизы на топливо. Это как-то отразилось на ценовой политике АЗС?  

 

— Акцизы подняли и цены на оптовом рынке выросли на 3%. Но цены на АЗС на это никогда сразу не реагируют. Они будут незыблемыми до осени. Если и произойдет где-то повышение, то это будет связано с отдельными компаниями и их внутренними закупками. Поэтому автовладельцы эту ситуацию на себе никак не почувствуют.

 

— Вы ожидаете какого-то особенного пика в этом году?

 

— Скорее всего, никакого пика не будет. Так как ситуация в динамике за полгода показывает, что нет дефицита топлива, а это сдерживает цены. Кроме того, сейчас стало выгоднее продавать на внутреннем рынке, а не экспортировать нефтепродукты. И заводы наши стали выпускать топливо класса 4, некоторые — 5.

 

— А какие районы вообще считаются дефицитными?

 

— Это точно не Северо-Запад. Это касается регионов Дальнего Востока. Сахалин, Камчатка, Новосибирск – там, где доминирует «Роснефть».

 

— С каких регионов вообще осуществляются поставки топлива в Петербург?

 

— С уфимских заводов, с Ярославля, Киришского и Рязанского НПЗ, из Татарстана. Это те точки, с которых транспортная составляющая позволяет конкурентно доставлять топливо.

 

— Известно, что с 2015 акцизы будут подниматься. Вы прогнозируете какие-то изменения в ценах?

 

— Последствий ярких последствий не будет. Так как у тех компаний, которые занимаются реализацией нефтепродуктов через АЗС — маржа достаточная, позволяет не повышать. И даже если происходит повышение оптовых цен на 3-5%, розница стоит на месте.

 

— Но потребители часто негодуют, что цены все равно высокие. Почему так происходит?

 

— Потому что те заводы, которые нам достались еще с 60-х, требовали серьезной модернизации. Если ее не сделать, то качество топлива останется в тех 60-х. Чтобы завод перестроить на завод более высокого качества с технологиями более глубокой переработки, для этого нужно большое количество средств. Это финансовоемкий процесс и не все компании могут позволить себе держать низкие цены.

 

— А как же помощь от государства?

 

— Государство уже давно объявило налоговые каникулы на поставку оборудования из-за рубежа на нефтеперерабатывающие заводы. Раньше перерабатывали тонну нефти и бензина выходило 60% , а все остальное было мазут. Сейчас глубину переработки повысили до 80-90.

 

— Что может снизить цены в рознице? Правда, что цены пойдут вниз, если ограничить экспорт нефти?

 

— Цены пойдут вниз, когда предложение будет превышать спрос. Сейчас, к сожалению, ситуация обратная. За последние 15 лет цены еще не падали, они пока держатся. Чтобы произошло повышение, должны снизится цены на опте. Пока таких экономических предпосылок нет. Что мы видим сейчас? Цены на все энергоносители растут с каждым годом.

 

— Если пока нельзя побороть цены, то можно сделать рынок более конкурентным. Известно, что ФАС подала инициативу ФАС по разделению опта и розницы на топливном рынке. Что-то изменится реально?

 

— Это инициатива родилась еще 10 лет назад у нас, в российском топливном союзе. То, о чем мы раньше говорили шепотом, теперь задумывается правительство. На наш взгляд, если разделить ВИНКи на добычу, переработку и сбыт, получается четкая картина. По сбыту (АЗС) становится понятно, по какой цене эти компании делают закупки нефтепродуктов.

 

— Эти меры реально заработают и компании подчинятся?

 

— На самом деле да. Потому что многие компании, тот же «Газпром» уже отделил розничные сети от других, чтобы они вели отдельную хозяйственную деятельность. Предложения ФАС должны сделать процесс реализации топлива прозрачным. Дело в том, что когда антимонопольщики разбирались с ценообразованием, то внутри нефтяных компаний они не могли докопаться до себестоимости продукта.

 

— Какие еще проблемы есть на топливном рынке?

 

— Проблемы была одна всегда: равный доступ к нефтепродуктам по справедливым ценам. Если нефтяная компания продает своим дочкам по 30 руб, то и всем другим должна по этой цене. А сейчас у нас этот принцип не работает.

 

— Ну а насколько это цена не справедлива, а экономически обоснованна?

 

— Для этого надо разбираться с затратами. Считаются затраты на добычу, транспортировку, переработку, хранение. Все эти цифры есть. И если их не уводить куда-то внутрь компаний, то тогда они все понятны и их можно увидеть.

 

— В последнее время говорят о проблеме хищений топлива: мошеннических схемах на АЗС и врезках в трубы.

 

— У нас идут три трубопровода по территории Ленобласти и в них делают врезки для воровства дизельного топлива и нефти. У компаний, которые транспортируют топливо по трубопроводам, происходит серьезное количество потерь. В течение года у них похищают до 400-800 тонн.

 

Что касается АЗС, то эти проблемы достались нам еще с социалистических времен. К сожалению, от этого тяжело избавиться. Но тем нее менее владелец не заинтересован в этом. Для этого они устанавливают систему видеонаблюдения. Но меняется система операторов, приходят новые люди. Они задумываются: а что же можно утащить? Этих выгоняют и дальше все повторяется заново. Это менталитет наших советских продавцов.

 


— Давайте вернемся к Северо-Западу. Здесь рынок АЗС действительно насыщен?

 

— Чем определяется эта насыщенность? Очередями на АЗС. Сейчас их нет: одна-две машины, а раньше было 6-8. Я считаю, что по Санкт-Петербургу рынок наполнен. Единственное, АЗС надо строить в новых кварталах, на новых магистралях.

 

— Планирует ли какая-то компания нарастить свое присутствие в регионе или наоборот?

 

— Сейчас хотят увеличить свою долю на рынке те компании, которые пришли попозже. Любой владелец мечтает иметь разветвленную сеть станций по городу. Для того, чтобы человек, который выбирает эту компанию, мог в любом районе найти ее АЗС. Но мест для строительства новых станций в городе практически нет. Если общее количество станций хватает, то у этой отдельно взятой компании нет.

 

— А вообще в каких регионах России есть возможность нарастить свое присутствие?

 

— Если мы говорим о России, то у нас 2/3 АЗС – принадлежат частным компаниям. Всего 21 тысяча АЗС. И только 7 тыс – нефтяным госкомпаниям. Поэтому желание и возможности других регионов естественно есть.

 

— Зачастую говорят, что качество нашего бензина не очень хорошее по сравнению с американским или европейским. Так ли это?

 

— Качество бензина тех заводов которые выпускают соответствуют нормам, установленные техническим регламентом. А сравнивать нельзя по одной простой причине. Там другая экономика, другое ценообразование, налоговая база.

 

— Сейчас широко обсуждается переход общественного транспорта на газ. Это изменит рынок, заставить потесниться нефтяников?

 

— Я думаю, нет. Какая – то часть тех компаний, которые обслуживали автобусные парки, уйдет с рынка. Но это очень маленький процент. И потом сама программа перевода даже тех же автобусов технически достаточно проблематична. Небольшой пример.

 

По техническим требованиям автобус, который заправляется газом, должен стоят на стоянке на расстоянии 1,5 метра от другого автобуса в целях безопасности. А сегодня этот транспорт стоит практически вплотную, когда заезжает в бокс. Кроме того, сейчас в городе нет такого автобусного парка, который позволил бы разместить таким образом все автобусы.

 

— Но ведь сами инициатива об использовании газомоторного топлива исходит от государства.

 

— В том то и дело, что все идет от правительства, не от бизнеса. К тому же, газом владеют у нас «Газпром», «Роснефть». На свободном рынке у нас этот газ вот так не продается. И частным компаниям приобрести его для того, чтобы они продавали на своих станциях, сейчас уже нереально.

 

— Но ведь даже частные компании тоже как-то стремятся захватить газовый рынок.

 

— В будущем возможно, но это долго, затратно. Речь идет о природном газе, а его можно эксплуатировать под высоким давлением в 200 атмосфер, что очень опасно. Заметим, что в России несчастных случаев на АЗС, работающих с топливом, вообще нет. Если ЧС случаются, то в этом виноваты, как правило, сторонние факторы. А газ взрывается сплошь и рядом. И машины с баллонами, и сами станции. Достаточно опасное производство, о чем не раз докладывает МЧС.

 

Много и других проблем. Во-первых, машина заправляется около 20 минут. Расход газа больше, чем бензина. Машину нужно завести сначала от бензина, а потом уже переключить на газ. То есть технических моментов много. Кроме того, если переоборудовать новое авто, то прежняя страховка на нее автоматически пропадает.

 

— В Петербурге вообще мало мест, где газом заправляют?

 

— Где-то 5 станций вокруг города. Это еще с советских времен. Часть из них переоборудована дополнительно и в топливо. Но такие станции есть, принадлежат частной «ЭКОГАЗ».

   

Авторизация