06-07-2015

«Несмотря на сдерживание роста тарифов, мы продолжаем выполнять поручения государства»

– Прошел год с момента, когда вы официально вступили в должность генерального директора МРСК Северо-Запада. Что удалось сделать за это время?

Прежде всего нам удалось сформировать команду единомышленников, которая займется стратегическим развитием МРСК Северо-Запада. Мы добились полного взаимопонимания с региональными органами власти по плану развития всех территорий, где работает компания. Значительно улучшили ряд показателей, связанных с технологическим присоединением, с надежностью энергоснабжения потребителей. За год время ликвидации технологических нарушений снизилось почти  на 30%, а количество таких нарушений – более чем на 20%.  Это большая работа, которая проделана всем коллективом МРСК Северо-Запада.

Частично мы решили проблемы, связанные с перекрестным субсидированием и тарифным недорегулированием, в том числе по таким нашим  территориям, как республика Карелия, Вологодская и Псковская области.

Значимым событием 2014 года стало окончание судебного спора с «Северсталью» по разногласиям при оплате сетевых услуг в Вологодской области. C января 2015 года мы в полном объеме получаем выручку в рамках расчета за объем мощности, которую транспортируем на предприятия «Северстали».

– В чем заключались разногласия с «Северсталью» по расчетам за электроэнергию?

Необходимо было урегулировать вопросы по расчету объема потребляемой объектами Северстали  электроэнергии с учетом так называемой «последней мили» на объектах ЕНЭС и увязать это с действующим законодательством.  Порядка 1,7 млрд рублей – это разница стоимости услуг по передаче через наши сети для «Северстали» и оплаченным транзитом. Речь идет о периоде с 2013 года по конец первого квартала 2014 года.

За столом переговоров с менеджментом «Северстали» при поддержке губернатора Вологодской области мы нашли  решение в рамках действующего законодательства по этой проблеме, которое, с одной стороны, позволило нам сформировать справедливую стоимость нашей услуги для «Северстали», с другой – перейти на прямой прозрачный расчет.

В результате при сбалансированном росте тарифов в регионе мы получаем необходимую валовую выручку, которая позволяет обеспечить финансирование ремонтной и инвестиционной программ. Кроме того, решение данного вопроса позволило и нам, и Северстали» сократить судебные издержки. Сейчас мы нормально работаем, в этом большой плюс для всех участников переговоров.

– Как на деятельности МРСК Северо-Запада отразился кризис, когда ставки по кредитам растут, а потребители становятся менее платежеспособными?

Безусловно, он существенно повлиял на структуру финансирования в компании. С января по решению нашего основного акционера компании ОАО «Россети», мы работаем за счет оборотного капитала и перестали привлекать кредиты, в том числе на кассовые разрывы.

На фоне макроэкономических проблем благоприятным фактором  станет тот факт, что на компанию снизится кредитная нагрузка, привлекаемая для исполнения функции гарантирующего поставщика.  Это стало возможно с 1 первого февраля этого года, когда мы закончили нести функцию гарантирующего поставщика на территории Мурманской области. Значительные средства для реализации  сбытовой функции привлекались в банках для компенсации кассовых разрывов, связанных с задержкой платежей потребителей. При этом за весь период нашей работы по этому направлению мы всегда добросовестно рассчитывались с оптовым рынком энергии и мощности, а также гарантированно обеспечивали электроснабжение всех и стратегических предприятий и населения Мурманской области, честно рассчитывались со всеми нашими контрагентами и ТСО.

В то же время сейчас у МРСК Северо-Запада достаточно устойчивое финансовое положение. Первый квартал мы прошли с прибылью 499 млн рублей, несмотря на то что работаем без кредитных источников. Но до момента, пока ставка кредитования не опустится ниже 11%, ни один тариф ни в одном регионе, к сожалению, не способен компенсировать нам затраты на привлечение денежных средств.

В начале июня мы разместили облигации на сумму более чем 5 млрд рублей. Помимо того что новые кредиты сейчас привлекать невыгодно, ставка кредитования по действующим договорам может быть пересмотрена банками в одностороннем порядке. Благодаря облигациям, мы сделали замещение части текущих кредитов, тем самым укрепив финансовое положение компании.

Что касается неплатежей, то эти проблемы исконно были у нас в Архангельской и Вологодской областях. Сейчас к ним прибавились Карелия и Новгородская область. Платежная дисциплина также ухудшилась в Мурманской области. С февраля вместо нас там начал работать «Атомэнергосбыт», который победил в конкурсе, объявленном Минэнерго на исполнение  функции гарантирующего поставщика. На сегодня задолженность перед нами распределяется как на сам «Атомэнергосбыт», так и на крупные территориальные сетевые организации региона, которым данная компания недоплачивает. 

Нет проблем с платежами в Псковской области, где собирает плату за электроэнергию наша 100% «дочка» «Псковэнергосбыт» и присутствует высокий контроль за платежной дисциплиной со стороны администрации региона и лично губернатора.

Причиной неплатежей сбытов по сути являются те же макроэкономические факторы, рост ключевой ставки ЦБ, когда банки начали предлагать кредиты сбытовым компаниям под 20-22% годовых. Естественно, многие из них перестали привлекать средства на кассовые разрывы, учитывая, что они тоже акционерные общества. В итоге мы на себе ощутили серьезное бремя неплатежей.

Отмечу, что в регионах, где заключаются прямые договора с потребителями, платежи не просели. По этим договорам собираемость платежей составляет 97-98%, а где-то даже 100%. В целом мы достаточно позитивно прошли первый квартал: средняя собираемость платежей по всем регионам находится на уровне 94-95%.

– Кто выкупил ваши облигации?

Наш основной  акционер  - ОАО «Россети». Облигации выкупались под 12,42% годовых, что фактически позволило нам рефинансировать кредиты в тех банках, где ставка привлечения денежных средств была выше.

–  На первый квартал долгосрочные кредиты МРСК Северо-Запада оценивались в 14,9 млрд рублей. Когда вы полностью погасите эту сумму?

У нас открыты долгосрочные кредитные линии в Сбербанке, ВТБ, Газпромбанке, Альфа банке, АКБ «Россия». Погашение кредитов мы предусматриваем по окончании срока действия кредитной линии, в зависимости от действующей ставки, под которую открыта кредитная линия. Если ставка для нас выгодна, то, как правило, мы пролонгируем срок привлечения кредита. Как правило, мы привлекаем кредиты на срок три года. Часть из них будет закрыта в 2015-2016 годах, а часть кредитов, которые мы привлекали в середине прошлого года, будет действовать до конца 2016 года и до середины 2017 года. Естественно, смысла полностью закрывать весь объем кредитных заимствований у нас нет, мы оптимизируем кредитный портфель под обеспечение программы реновации основного оборудования с доли, которая шла на покрытие кассовых разрывов.

– Помимо банковских проблем, возникших из-за колебания ставки ЦБ, вы временно потеряли доступ к 3 млрд рублей на депозитах в банке «Таврический». По условиям санации банка, 75% от вклада можно вернуть только через 20 лет. Как компания восполнит финансовый дефицит?

Во-первых, мы ведем совместную работу с банком-санатором «Международный финансовый клуб» (МФК) в рамках генсоглашения о санации банка «Таврический», принятому на основании директивы правительства. Сейчас готовится совместный план мероприятий, где предусмотрена работа с проблемными долгами банка. В результате мы планируем вернуть вклад в «Таврическом», оформленный в субординированный кредит раньше, чем через 20 лет.

– Как будет проходить процедура взыскания проблемных долгов?

– После того как МФК пройдет все корпоративные процедуры, он получит полный контроль над «Таврическим». Сейчас мы находимся в стадии переговоров с формированием рабочей группы, в которую войдут представители нашей компании и «Ленэнерго», банков МФК и «Таврический» по работе в этом направлении.          

– Пересматривали ли вы с начала года график платежей по оплате услуг подрядчиков из-за уже возникших финансовых проблем?

Мы составляем планы-графики по погашению кредиторской задолженности и согласовываем их с самими подрядчиками. Говорить о том, что МРСК Северо-Запада планирует на длительные периоды сдвигать эти сроки, не платить подрядчикам длительное время совершенно некорректно. Случается краткосрочная задержка платежей, но она возникает из-за того, что сбытовые компании не платят вовремя нам за наши услуги.

– Между тем ваши новгородские подрядчики в начале года выступили с заявлением, в котором указано, что с сентября 2014 года «МРСК Северо-Запада» не оплачивает им услуги. Такой факт был?

Обращение было, мы с этим фактом разбирались. К сожалению, в своем обращении новгородские подрядчики указывали сумму, которая была существенно выше (на 42%) наших документально подтвержденных обязательств на тот момент. Сегодня ситуация полностью под контролем. Оплата услуг подрядных организаций на конец июня составила 83,56% от годового плана финансирования, утвержденного органами исполнительной власти региона. Мы в полном объеме выполним свои обязательства.

– По итогам прошлого года вы получили чистый убыток 620 млн рублей по РСБУ, из-за чего акционеры не получат дивиденды. В этом году ситуация повторится или нет?

Бизнес-планом на этот год запланирована прибыль 568 млн рублей. Соответственно, как и предусмотрено законодательством, с доли этой прибыли будут отчисления и на дивиденды.

– Как проблемы, связанные с регулированием энергетической отрасли, влияют на финансовое положение компании? Иначе говоря, какой объем выпадающих доходов у МРСК Северо-Запада от ликвидации договоров «последней мили», неучтенного перекрестного субсидирования и льготного техприсоединения.

На начало 2015 года общий объем выпадающих доходов  компании от ликвидации договоров «последней мили» составил 1.8 млрд рублей, в том числе 0,6 млрд рублей по Вологодской области и 1,2 млрд рублей по Карелии. Если говорить о перекрестном субсидировании, то в тарифных решениях регулирующих органов был учтен его объем, сложившийся к текущему году для всех регионов присутствия компании. Это 12,2 млрд рублей в 2015 году.

Величина перекрестного субсидирования с учетом ухода от договоров «последней мили» не такая значительная. Для МРСК Северо-Запада большой в плюс в том, что только два из семи регионов работы подвержены влиянию этого фактора.

В Карелии ситуация с выпадающими доходами сложилась в связи с тем, что все крупнейшие промышленные производители либо серьезно снизили объем потребления, либо просто прекратили свою деятельность. В регионе может быть продлено действие договоров «последней мили», есть поддержка регионального правительства в этом вопросе. По Вологде ситуация с выпадающими доходами менее критична, там предусматривается окончание действия договоров "последней мили" к 2017 году. 

Больше проблем у нас по выпадающим доходам от льготного техприсоединения (550 рублей за 15 кВт). Их величина, учтенная в тарифных решениях в 2015 году, составила 310 млн рублей. Но это не полный объем средств, поскольку тарифной компенсации на всех льготников не хватило. Дополнительно в составе инвестпрограмм филиалов МРСК Северо-Запада предусмотрено финансирование мероприятий по техприсоединению льготной категории заявителей на сумму 640 млн рублей. Таким образом, общие плановые выпадающие доходы по льготникам в этом году составят порядка 950 млн рублей.

Всего за срок действия льготного режима техприсоединения для физических лиц (с 2010 года по 2015 год) выпадающие доходы, компенсированные через тарифные решения и утвержденные инвестпрограммы филиалов компании, составили 6,63 млрд рублей.

– Вы неоднократно заявляли, что по льготному техприсоединению имеете большой объем договоров, не исполненных по вине клиента. С чем это связано?

Мы построили много сетей, как мы говорим, в полях – там, где кроме нашей энергетической инфраструктуры ничего нет. Ни автодорог, ни газа, ни воды. Естественно, не каждый будущий житель этой территории будет со своей стороны подготавливать энергопринимающее устройство для подключения к сети. Люди фактически не выполняют условия техприсоединения, а мы свои обязательства выполняем. 

Прежде чем переходить к таким действиям, мы пытаемся найти потребителя, отправляем ему заказные письма с уведомлением, звоним. Стоит отметить, что некоторые потребители приходят к нам сами и отказываются от услуги.

Если потребитель подал заявку в сетевую компанию и со своей стороны ничего не сделал в течение трех-четырех лет, то мы вынуждены обращаться в суд с заявлением о ликвидации договора на техприсоединение. 

Чаще всего отказы, в добровольном порядке или нет, происходят у льготной категории заявителей. По крупным потребителям такой проблемы нет. Единственное, что бывает у них, –  это смещение сроков техприсоединения, так как потребители тоже корректируют план по вводу того или иного предприятия из-за макроэкономической ситуации.

– Но суды с льготниками чреваты большими издержками для МРСК Северо-Запада. Ведется ли разговор о том, чтобы ликвидировать договора техприсоединения автоматически, если потребитель не выполнил обязательства со своей стороны в поставленный срок?

Да, на уровне правительства обсуждается законопроект, который позволил обеспечить взаимную ответственность сторон. Кроме того, мы с «Россетями» разработали много предложений на эту тему, в том числе, чтобы соблюдался принцип «потребляй или плати» за резерв мощности, как делается во всех цивилизованных странах. Если потребитель не потребляет электроэнергию, то соответственно платит за резерв мощности, который для него создан.

Недавно было пояснение Минэнерго, что стоит пересмотреть и стоимость льготного техприсоединения.  Сегодня это условно бесплатная услуга с полным набором обязательств для сетевой компании. При нынешней стоимости льготного ТП  в 550 рублей реальные затраты на присоединение одной точки в сотни раз выше.

Государство уже обратило внимание на эту проблему и приняло решение о запрете одному и тому же физическому лицу чаще, чем раз в три года подавать заявку на льготное техприсоединение. Еще 1,5 года назад у нас был вал заявок от одного потребителя на несколько десятков земельных участков. Таким образом девелоперы снижали стоимость подключения к сетям земельных участков, которые потом продавали на рыночных условиях. Так что в этом направлении ведется большая работа, думаю, что свет в конце тоннеля мы в ближайшее время увидим.

– Какие условия должны быть созданы государством (как основным акционером МРСК) для поддержания сетевой компании в новых экономических условиях?

Сейчас мы ведем совместную работу с «Россетями» на уровне Минэнерго, Федеральной службы по тарифам и регионов работы, чтобы получить тарифы не ниже уровня складывающейся инфляции. К сожалению, по итогам 2013 года рост тарифов для естественных монополий был заморожен. В прошлом году мы работали по тарифам, которые фактически остались на уровне 2013 года. Перед началом осенне-зимнего периода 2014-2015 года (в июле 2014 года) регулирование тоже шло в пределах, установленных государством, и мы не вышли на ожидаемые темпы роста тарифов.

Понятно, что с 1 июля существенных изменений в тарифных решениях не будет, хотя разговор об этом велся, учитывая, что в первом квартале инфляции была под 17%. До конца года она прогнозируется на уровне 10,5-11%. Однако по действующему законодательству рост тарифов ограничен Прогнозом социально-экономического развития России. Он  предполагает рост тарифов с 01.07.2015 года на 7,5% . Этот показатель заложен и в предельный рост тарифов на услуги по передаче,  утвержденный ФСТ России на 2 полугодие 2015 года.

Несмотря на сдерживание роста тарифов, мы продолжаем выполнять поручения государства. Существенным образом сократили издержки на содержание исполнительного аппарата, а также на  покупку товаров и услуг. К сожалению, определенный дисбаланс все же есть: с одной стороны, мы идем на снижение по издержкам (за базис у нас взят 2012 год), но по сути любая фирма, которая оказывает нам услуги по строительству и ремонту,  регулируется как коммерческая организация – на уровне не ниже инфляционных изменений.

Для экономии в этом году мы увеличили долю работ, выполненных хозспособом, то есть собственными силами. В частности, хозспособом мы будем ремонтировать сетевую инфраструктуру и выполнять часть инвестиционных работ, к примеру - льготное техприсоединение.

– Каким будет уровень инвестиций и финансирование ремонтной программы в текущем году? Что за эти деньги будет сделано?

Три основных постулата легли в основу нашей скорректированной инвестпрограммы на 2015 год. Это обеспечение надежности энергоснабжения для подготовки к осенне-зимнему максимуму. Это выполнение обязательств по льготному техприсоединению. Также у нас заключен ряд крупных договоров на развитие инфраструктурных компаний, предприятий нефтегазового комплекса и промышленности, по которым мы получили авансы на техприсоединение.

Финансирование инвестпрограммы у нас сократилось более чем на 10% (до 4,7 млрд рублей) в связи с проблемами по расчетам сбытов и тем пределом тарифного регулирования, который сложился у нас по ряду регионов. Вместе с тем программа синхронизирована с планами развития этих регионов и с теми заявками крупных инвесторов, которые будут там работать.

– Сейчас у вас дорогостоящие проекты в республике Коми – подключение компрессорной станции «Газпрома» за 1,36 млрд рублей и нефтедобывающее производство ЛУКОЙЛа на Ярегском месторождении за 670 млн. В других регионах, где работает МРСК Северо-Запада, ожидаются столь же крупные проекты?

Крупные заявки в республике Коми мы получили из-за масштабного плана развития этого региона. По его территории проложены основные нефтегазовые магистрали для европейской части России. 

Не менее большое развитие сетевой инфраструктуры запланировано на территории Кольского полуострова. Сейчас ведем диалог с правительством Мурманской области и крупнейшими инвесторами. Ожидаем, что скоро от них поступит ряд заявок в наш адрес на техприсоединение. 

Также за счет платы за техприсоединения мы ведем строительство объекта особой экономической зоны Моглино в Псковской области. Будем строить ряд объектов для федеральной трассы Москва–Санкт-Петербург по территории Новгородской области. По этому проекту заявки на техприсоединение уже получили, в ближайшие сроки ожидаем установления платы за услугу.

– Возвращаясь к платежной дисциплине, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предложила изменить расчеты на розничном рынке электроэнергии, чтобы потребители рассчитывались с сетями без посредничества сбытов. Вы поддерживаете эту инициативу?

«МРСК Северо-Запада» давно работает по этому принципу, но пока в добровольном порядке. В частности, у нас есть ряд регионов, где доля прямых договоров с потребителями превысила 50%. Это преимущественно крупная промышленность. Закрепить такую возможность на законодательном уровне не будет лишним. Мы видим положительный эффект от данной схемы расчетов и планируем ее внедрять  и дальше.

– В Архангельской области, которая является самым значительным для вас регионом по объему выручки (более 10%), долги потребителей превысили 60% ее годового оборота (2,5 млрд против 4 млрд) в прошлом году. К решению проблемы неплатежей привлекали президента Владимира Путина, создавалась рабочая группа с участием всех игроков архангельского энергорынка и региональных властей. В результате предпринятых мер сократилась задолженность?

Учитывая, что глава государства лично давал поручения, ситуация с неплатежами в Архангельской области не осталась без внимания. Сейчас там особый контроль со стороны НП «Совета рынка» и правоохранительных органов. Ситуация там непростая, сложилась она не вчера. Но мы живем в правовом государстве и должны решать эти проблемы правовым путем. Ведем работу в этом направлении.

Авторизация